rebeka_r (rebeka_r) wrote,
rebeka_r
rebeka_r

Наркомаш СССР. к истории марша "Прощание Славяники". Цыганочка



Прослушать "Цыганочку" можно нажав здесь.



я уже несколько раз писала об этом , про "Прощание Славянки", так наз . "марш тысячелетия", которому, как принято считать, в этом году - годовщина и отмечается круглая дата, 100 лет.
http://www.slavyanka2012.ru/

Это - поучительная история, -  о боге и мамоне, о выборе и приоритетах, о синице в руках и журавле в небе.


В 1904 году, в Симферополе, энергичный выпускник Варшавской консерватории по классу флейты и дирижирования,  молодой капельмейстер, аранжировщик, композитор и начинающий нотноиздатель, а впоследствии - один из основателей Симферопольского муз училища ( сейчас - консерватория) и, до самой гибели -  руководитель духового отд.этого училища, - Яков Исаакович Богорад (1879, Гомель, - 1941, Симферополь), открыл в столице Крыма маленький частный арт-бизнес, связанный с музыкой.- Он зарегистрировал официально в Крыму издание - частное и  периодическое - журнал "Партитурный сборник для военной музыки", и частное  предприятие " Бюро аранжировок Якова Богорада".

В том же 1904  году предприимчивый Богорад написал два марша военных, и предпринял попытку пристроить их в качестве официальных полковых маршей ( как встречный и походный марши полка), для 51-го литовского полка, расквартированного в Симферополе, - эти два своих написанных специально для этого произведения.
Эти два парных  произведения Богорада - два  военных марша, - марш  "Тоска по Родине"( в качестве встречного полкового марша), и марш "Прощание Славянки" ( как походный, прощальный марш полка, в военных уставах - полковая "строевая" или "походная" песня).

Именно эта попытка официализироваться в качестве штатного военного композитора, попытка добиться жизненной позиции  признанного музыкального автора и издателя, т.е. получателя заказов и грантов  военного ведомства - она  и подвела практичного  Богорада. Он видел свою цель в устройстве своих коммерческих дел и становлении своего маленького коммерческого издательства, предприятия, а не в своем композиторском творчестве. К творчеству же своему, будучи гением, с легкостью фонтанирующим идеями, относился наплевательски, как к чему-то просто обычному, не требующему от него усилий, и потому, как ему казалось,  незначащему. То есть, свое композиторское творчество и свой дар он воспринимал  как доступное ему средство, или способ устройства жизни, а не как самоцель.

Такая  практичная  жизненная программа, устройства дел и карьеры через артбизнес при армии, вполне  удавшаяся, ранее, в области изобразительного искусства,  в Крыму  другому предприимчивому гениальному  крымчанину, Ованесу Айвазяну, которому удалось стать  главным государственным и высокооплачиваемым художником флота российского, автором сотен очень дорогих полотен, Иваном Айвазовским, - эта программа устройства дел и карьеры, но, на этот раз, - посредством музыки, - она Якову Богораду не удалась.


Первый из двух этих парных маршей,http://www.youtube.com/watch?v=_NUi1jhlUZc встречный  марш "Тоска по Родине" ( как впоследствии оказалось, это был шедевр, один из лучших военных маршей мира), -  Яков Богорад, ради осуществления своих карьерных исканий,  легко подарил. - издал его под именем  двух важных для устройства его дел симферопольцев, один из которых был полицмейстером , а второй - интендантом ( практически, по тем временам  - комисаром)))) 51-го Литовского полка , сильно интересовавшего Богорада.

Фамилия обоих этих двух местных симферопольских деятелей, к которым Богорал искал ходы, была Трифонов ( возможно - родственники),и им, видимо, не хотелось быть людьми только служивыми и чиновничьими, а хотелось слыть людьми, так сказать,слегка богемными, не чуждыми прекрасному))) -
В качестве следующего подношения ( или заказа), Яков Богорад написал и анонсировал в своем рекламном буклетике Романс для Скрипки, с выспреным названием "Голос страдания", автор - композитор Д.М. Трифонов)))). Этот романс-  так сказать, " композитора Трифонова"  начинающий скромный издатель  Яков Богорад объявил в своем каталоге и издал или собирался издать за свой счет.

Марш же "Тоска по Родине" был издан даже с картинкою на обложке - с солдатом в форме 51-го симферопольского полка и с погонами 51-го полка...
Словом, усилия обустроиться Яков Богорад предпринимал разнообразные, и всяко этот 51-й полк пытался продавить, а через него войти в армейскую номенкулатуру  и начать карьеру военного композитора и "своего" издателя и аранжировщика, стать своим человеком, тем, от кого принимают откаты, и пр..

Тем не менее, пристроить свой  военный марш "Тоска по Родине"  в качестве официального полкового марша, т.е. пробить чиновничью стену и далее  стать для гос.военного ведомства, для заказчика, принятым своим человеком, прорваться к кормушке, - это была не банальная, а очень сложная административная задача.
И молодому человеку из Симферополя, Якову Богораду, 25-ти лет отроду, а вдобавок  и  еврею, - она не удалась. Ни под его именем ( а смешнее имени Яков Исаакович Богорад под чуйствительным и пафосным сочинением с названием "Тоска по Родине" могла быть только фамилия типа "Рабинович"), ни под благозвучной  фамилией Трифонов, марш  Богорада "Тоска по Родине"  официально утвержден полковым маршем  так и не был.

Марш "Тоска по Родине" стал необыкновенно репертуарным,  популярным, в  дальнейшем Богорад множество раз издавал его, упорно указывая на обложках, что это "ОРИГИНАЛ", и зарабатывал просто на тиражах, но авторство уплыло безвозвратно, как и карьерные потуги Богорада. В настоящее время считается, что это анонимное произведение, без установленного автора, в разных источниках можно встретить "Трифонов", "Кроупа", "Михайлов", " старинный русский военный марш", и др.
(По аналогии - если б не совпавшая случайно болезнь и смерть Моцарта, не успевшего закончить "Реквием", то мы бы, вероятно, сейчас имели б дело с Реквиемом авторства какого-то венгерского графа, под именем которого он должен был появиться, да и появился бы - в соответствии с заказом, и условиями, которые выполнял Моцарт.)

Итак, первый из двух маршей Богорада, предназначавшихся стать официальными и полковыми,  марш Богорада "Тоска по Родине" остался безымянным - то ли сочинением  полицмейстера Трифонова, то ли - неустановленного автора. А сам Богорад остался за дверью военного ведомства и без дальнейших заказов.
И  произошло это, с этим "маршем встречи" - " Тоска по Родине", во многом из-за неприятности, приключившейся со вторым парным к нему произведением Якова Богорада,1904 года, - "походным маршем" для того же 51=го Литовского, расквартированного в Симферополе полка , - "Прощание славянки".

При написании этого марша ,"Прощание славянки" , Богорад ( который вырос в традиционной еврейской семье, отец его был меламедом в хедере), не долго думая, использовал две старинные синагогальные мелодии, из пасхальной агады, (использованные, по отдельности, и  до него, и после него, - множеством композиторов, в частности - Бетховеном, одна в  в "Эгмонте", другая - в 4-м квартете, произведения которого Богорад аранжировал и над которым очень пристально работал. Помимо классической музыки,и синагогальной литургии,  эти  мелодии издавна обыгрываются и используются   и в эстраде , песенном творчестве,- вот, например, израильская песенка, которую Ю-туб ошибочно считает и называет исполнением самой "Славянки " на иврите, ввиду у этой песенки общей со "Славянкой мелодии. Спутать немудрено), но самом деле - это агитационная песенка "Меж границ",, "בין גבולות" написанная Хаимом Хафаром и  никак  не связанная со "Славянкой", хотя в основе обоих этих разных произведений двух различных авторов лежит  одна и та же древняя еврейская литургическая мелодия - http://www.youtube.com/watch?v=xUDr6K_Bjco&feature=player_embedded).

В сущности, Богорад лишь сопоставил вместе и сплел в некое единство. или целостность,   две старинные ашкеназийские музыкальные  темы, оркестровал их, сменил традиционную синагогальную тональность ( ми бемоль минор),на более устойчивую фа минор, и сменил характерный еврейский  литургический размер, три восьмых , - на парадный маршевый, две четверти.
Так и получился марш "Прощание Славянки".

Возможно, он относился к этому своему очередному произведению как к очередной поделке, легко и не всерьез. Не как к музыкальному произведению, а как к ходу для жизни, к способу жизнеустройства.
Предприиимчивый Богорад  назвал свой марш с местным колоритом - "Прощание Славянки", из-за симферопольской речки Славянка, на берегу которой находились казармы 51-го Литовского полка. Он придумал подкупающее сердце каждого симферопольца название маршу -  в связи с городской культовой фигурой - статуей Славянкой, фонтаном, который считался в Симферополе нимфой речки, к этому фонтану-нимфе Славянке было принято шуточно приходить прощаться перед отъездом из города. И, также, Богорад назвал марш в связи с полковым фольклором -  любимым полковым старинным стихом "Прощание славянки, провожающей своего любезного на войну", авторства стихотворца Симеона Политковского, приятеля первого шефа Литовского полка, барона фон Розена.http://rebeka-r.livejournal.com/112217.html
Казалось бы, все очень здорово привязано и очень уместно придумано.

Однако, обстоятельства складывались не в пользу деловитости Богорада.

С самого начала, марш Якова Богорада "Прощание Славянки", пропихиваемый и исполняемый Богорадом с его духовым оркестром  в городе Симферополе, не только быстро сделался довольно известным, но, к огорчению автора, произошла настоящая неприятность - на марш  в народе  стихийно  стали сочинять , в связи с начавшейся Японской войной, протестные, издевательские и к тому же еще и антиклерикальные стишки и тексты, которые распевались по всему Крыму, а также и побережью, в Одессе.
Эти злостные и издевательские  подрывные  песенки, на мелодию марша Богорада, к тому же  пели еще и на Дальнем востоке - крымские солдаты-призывники, отправляемые  на фронты провальной и позорной Японской, завезли их туда.

"... Почему нас забрили в солдаты, отправляют на Дальний восток? неужели я в том виноватый, что я вырос на лишний вершок? Отрвут мне иль руки, или ноги, на носилках мня унесут. И за это, за страшные муки, Крест Георгия мне поднесут...."
и даже, далее
- "... овевает нас божие слово. Мы на этой змле не одни. И за это, за веру Христову, отдавали мы жизни свои"

Словом, тут же, специальным приказом по военному ведомству, был немедленно высочайше и окончательно "дарован"  Литовскому полку другой марш, лейб-гвардии, одновременно и в качестве прощального и он же и встречного марша этого симферопольского Литовского 51-го  полка, взамен и в качестве пресечения предложений неудачливого  Богорада. А самому Богораду пришлось надолго и плотно заткнуться о своей причастности к этому неудачному и неприятному произведению, "Прощанию Славянки", и дистанцироваться от него как можно дальше.http://rebeka-r.livejournal.com/114786.html

И до 1910 года   ноты "Славянки" пролежали на полочке, надо полагать - самой дальней полочке, в квартире Богорада. Который, я думаю, даже старался и не смотреть в ту сторону. Однако, один разок он не удержался, - в 1910 году, к пятилетней годовщине позорнейшего разгрома русской армии под Мукденом, Богорад демонстративно исполнил со своим оркестром этот свой давний и нашумевший  марш публично, в Симферополе, чем вызвал в городе настоящий скандал.

К тому времени, он повзрослел,  был уже основателем муз училища в Симферополе ( дата основания - 1909), успешным карельмейстером и частным издателем, был более независим, в меньшей степени связан с официозом и армией, и мог себе позволить некоторые отдельные выходки и вольности.

К еще  следующему, 1911 году,  с ровесником, другом и однокурсником Богорада по Варшавской консе, музыкантом Ильей ( Элием) Шатровым, произошла большая беда - умерла его невеста, Сашенька Шихобалова, 18 лет.
Ей пытались помочь, до того она приезжала  и  на Юга - в Крым, где с помощью Богорада, у которого гостила, устраивалась на лечение, но туберкулез все же погубил ее.

Друг Богорада, музыкант Илья Шатров был очень светлый и необыкновенно одаренный человек. В экстренных обстоятельствах -  он был герой и отважный солдат, но он был совершенно не приспособленная к жизни и непрактичная личность, т.е.  в делах и пр . он был полный растяпа. Тридцать три несчастья. Ему пришлось судиться и очень смешно доказывать авторство своего вальса, украденного у него более практичными людьми,  - м.б лучшего, и во всяком случае,  впоследствии - самого знаменитого из российских оркестровых вальсов - "На сопках Манчжурии".http://www.youtube.com/watch?v=lIvZ8g6D6DE&feature=related Впоследствии он женился на матери своей покойной невесты, вдове Шихобаловой, и прожил большую часть жизни в Тамбове, куда его устроил Богорад с помощью коллеги Федора Кадичева (руководителя духового отд. Табовского муз. училища, такого же, как то симферопольское, руководителем которого был Богорад.) Умер Илья Шатров там же , в Тамбове, много лет спустя, в звании заштатного какого-то майора советской армии в отставке.http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2,_%D0%98%D0%BB%D1%8C%D1%8F_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87#cite_ref-nvo_0-0

В 1910- 11 годах Илья Шатров был совершенно без хорошей  работы, почти  без средств к существованию, а случившееся  несчастье и вообще  повергло его в глубокую депрессию. И Яков Богорад, человек основательный и благополучный,  решил помочь своему неудачливому другу. Обоим было в тот момент - по 33 года ( г. р. обоих 1879), - возраст Христа - пора решаться))))

Приятели предприняли  поход за славой и успехом, так сказать. И положили действовать наверняка.Они решили сварганить два хита.

Шатров написал для издания мрачное произведение - романс  "Осень настала", в котором с чувством  излил всю свою тяжко страдающую душу, а  Яков  Богорад достал и стряхнул пыль с нот своего некогда нашумевшего марша "Прощание Славянки". И, за деньги Богорада, они заказали  тираж этих двух сочинений, в салонном варианте, для клавира, на продажу, - в Москве, в книгопечатне Грассе.

Обратились к знатному воротиле в шоу-бизнесе того времени, хит-мейкеру, опытному старшему товарищу -  Якову Пригожему, еврею из Евпатории ( вернее - караиму) ,http://ru.wikipedia.org/wiki/%CF%F0%E8%E3%EE%E6%E8%E9,_%DF%EA%EE%E2_%D4%B8%E4%EE%F0%EE%E2%E8%F7 знаменитому руководителю "цыганского "хора в "цыганском " московском ресторане "ЯР", автору всего жанра так наз "цыганских романсов" и автору трех четвертей из этой литературы, чуть не всей классики этого придуманного им и сварганенного им этого жанра - так наз "Русско-цыганского романса". ( Романсы,песни и пляски русских цыган - полностью арт- проект Якова Пригожего, начать с того, что и сама знаменитая "цыганочка", заглавный фирменный канон для "цыганских"песен и музыкальной импровизации, до обработки Пригожего не существовала, а отдельные мелодии ее назывались "венгерка", в лучшем случае - "цыганская венгерка", танцевальный же канон "цыганочки" - постановочный номер, и  связан с именами танцоров Марии Артамоновой и Николая Чубирова, танцоров шоу Якова Пригожего в ресторане "Яр"))
Яков Пригожий был замечательный, очень успешный  манипулятор модами, он тонко чувствовал настроения публики и потребителей текущей  муз продукции.

Обложки предназначенных для успешных продаж изданий должны были быть завлекательными, чтоб напрочь порвать рынок.
Яков Богорад в оформлении особенно не изощрялся -  он натыкал на свою "Славянку" беспорядочный коллаж - репродукцию какой-то дамы с гусаром, гравюру друга Максимилиана Волошина с пейзажем Коктебеля, и военные картинки художника Самокиша, из Симферополя.
Изощрялся же он - в способе подачи шедевра публике - марш "Прощание Славянки" на этот раз искусственно связали с 1-й Мировой, и с модным балканским вопросом, о страдающих от иноверцев-изуверов братьях единоверцах-сербах... Богорад, опытный издатель,  выдал произведение за новое и только что написанное к случаю -  поместил на обложке текст- лозунг  "Посвящается всем славянским женщинам , провожающим своих любимых на войну" и пр.

Таким хитрым образом, борясь за рынок, за  успех у публики, выдавая марш за свежий, на злобу дня, " жареный", преподнося его как острую  реплику  в модную тему о "балканском", "славянском" вопросе", - маршу, в сущности,  сменили название , и оно стало более обобщающим - вместо "прощания Славянки" ( в смысле местной симферопольской речки Славянки, или , как шутят в Симферополе - СлИвянки) , марш  стал "Прощание славянки" ( в смысле женщины- славянки).

Однако, хоть со "Славянкой"- речкой, хоть со "славянкой"- женщиной, но  издание марша , с крымским картинками на обложке,  все ж получалось совершенно крымское. То есть прямо вело к автору.
А от неприятных антиправительственных воспоминаний о первом появлении этого марша и связанных с ним скандальных песенках-пасквилях  - его автору, Богораду, как человеку благоразумному, все ж хотелось отгородиться подальше. Ему хотелось попросту заработать враз много  денег и обеспечить детей, а не нарваться на неприятности.
Идея издать и исполнить марш, как якобы новый и якобы впервые, -  не в Крыму и не в Симферополе, где эти песенки хорошо запомнились, а где-то подальше, да хоть в Тамбове, - была хорошая идея..
Но недостаточная - от греха подальше, нужно было прикрыться наглухо -  нужен был подставной условный автор, который был бы вовсе не Богорад, а даже и незнаком, и не встречались никогда.

С помощью того же коллеги Федора Кадичева и с помощью тамбовского капельмейстера Милова, нашли в Тамбове подходящий персонаж, некоего  начинающего трубача тамошнего, только что поступившего в училище по классу трубы, неимущего паренька с женой и ребенком, на квартире в проходной комнате, но с правильной  для "славянского вопроса" титульной национальностью и фамилией, к тому же - что весьма жалистливо - из сирот и, как показал не только этот эпизод, но и его дальнейшая биография, - без особых принципов. Тот дал им свое имя для подписи под "Славянкой".

Ничего из всей этой затеи не вышло. Не раскрутилось.

Романс Ильи  Шатрова "Осень настала" остался неизвестным, тысячные тиражи не состоялись. Этот первый пробный тираж - вообще был единственным, хотя автор "На сопках Манчжурии" Илья Шатров , как мы теперь понимаем, несомненно был гений, и все его произведения представляют несомненный интерес, по крайней мере - исторический.

. "Славянка" же Богорада вообще оказалась произведением несчастливым. Сначала помешала первая мировая, не до хитов и не до музыки,  и последовавшая революция, от которой вообще все полетело кувырком. Частные предприятия Богорада - его журнал и частное бюро по аранжировкам , естественно, закрылись. Яков Исаакович остался просто почтенным преподавателем музыки в училище, которое он прежде открывал и основывал в 1909, и дирижером местного провинциального духового оркестра.

Затем, "Славянке" помешало и то, что одно время, в Гражданскую,   марш был весьма популярен в дроздовской дивизии, (он был гимном этой грозной дивизии, причем там же, в Крыму, с текстом  "...через вал Перекопский шагая, полетели на север дрозды...". и пр.), а как следствие этого - при советской власти прочно ассоциировался с белогвардейщиной и долгое время был, мягко говоря - нерекомендованным...

Все время с ним происходит что-то иносказательное и игровое, полу-намеками.

Например. Его публиковали в советских репертуарных сборниках ( изобретательный хитрый Семен Чернецкий), с очень забавными оговорками - как отрицательный и нерекомендуемый пример , типа - посмотрите какая гадость.

Далее, Михаил Калатозов исхитрился впихнуть его в свой фильм "Летят журавли", посредством якобы случайно попавшего в студию иностранца, Клода Лелюша, который якобы совершенно случайно увидел при монтаже  именно эпизод с маршем, и вся заграница сказала - хотим увидеть этот фильм с этой маршевой сценой в Каннах....

Эта потрясающая сцена, 2 мин. 4 секунды, с уходящими на фронт солдатами, под древние хасидские мелодии, составившие пафосный марш, одновременно и бравурный, и панический, - произвела в Каннах настоящий фурор, Надрывная музыка сливается и резонирует  с взглядом и пластикой главной героини (Татьяна Самойлова), ее еврейскими глазами - девушка мечется по перрону, колонна солдат трогается....Зал стоя аплодировал. "Прощание Славянки", шедевр, стало шедевром признанным.
http://www.youtube.com/watch?v=-VuIgHKSj3M

Но это произошло уже в другую эпоху, десятилетия спустя, в 1957-58.

Автор "Прощания Славянки", Яков Богорад был расстрелян, в числе прочих евреев, в Крыму, в 1941, и похоронен в братской могиле - рву на 9-м км  шоссе Симферополь- Феодосия.( Там было уничтожено в декабре 1941 года 20 тыс человек, а теперь -  известный мемориал, о котором Андрей Вознесенский написал поэму "РОВ")
. Интересно, что и эта история - об алчности и практицизме. Ряд лет этот ров, возможно - первый из известных памятников Холокосту, с покосившейся простой могильной пирадмидкой над ним ( она была установлена. возможно - первой в мире, сразу же после освобождения Сиферополя,в 1944), был заборшенным местом в пригороде Симферополя, и местом интенсивных раскопок - предприимчивые люди в ров прокапывали шурфы и оттуда  вытаскивали золотые зубы из черепов и пр., золотые украшения погибших, выискивая их среди костей сгнивших трупов.http://avos111.narod.ru/rov.htm После громкого скандала, вызванного оглаской этого тихого  гробокопательского бизнеса, вследствиии публикации поэмы Вознесенского "Ров" во всесоюзном журнале, открыли несколько уголовных дел о вандализме, показательно поймали нескольких копателей, промышлявших при этом рве, ров  весь забетонировали, сделали саркофаг из бетонных плит ( "Крымзеленхоз", директор - Иван Кудрявцев), проложили  аллею с фонарями и установили монумент ( скульптор Елена Андреева).
Там, среди прочих, и покоится Яков Богорад и его близкие.

Никого из этой семьи не осталось в живых. Чудом выжившая дальняя родственница Богорада, после того как "Славянка" стала "перонным" вокзальным  и , наконец, широко исполняемым маршем, ходила , говорят , в 70- е годы  по разным инстанциям - узнавала, нельзя ли ей получить какие-нить авторские за этот марш Яшеньки Богорада, который все время играют по радио. Никто ей, естественно, ничего не заплатил. Это была нищая полубезумная симферопольская  старуха.

В каталоге произведений Богорада - 800 ( словами - восемьсот) произведений и аранжировок - крупные и камерные формы. оркестровые, и инструментальные, и вокальные вещи. В 1921 году он написал и демонстративно исполнил в Симферополе, во время страшного голода в Крыму, в рожу большевитским  властям, оркестровую увертюру "Царь голод".(Этот скандальный концерт Богорада, с музыкальным концертом как политической  акцией, запомнился и  послужил хорошим прецедентом -  такая идея была в дальнейшем использована в блокадном Ленинграде, с исполнением 7-й симфонии Шостаковича. - Авторами блестящей  идеи с "ленинградской симфонией", и кураторами этого  эффектного проекта были два крымчанина, оба ученики Якова Богорада -  Яков Бабушкин, из Евпатории, легендарный руководитель Ленинградского радио периода блокады http://www.jewish.ru/history/press/2009/08/news994277397.php, и  симферополец,  молодой Михаил Чулаки, ученик Богорала и выпускник его Симферопольского муз. училища, впоследствии - директор Большого Театра, а в предвоенные годы - директор и худ. руководитель  Ленинградской филармонии http://ru.wikipedia.org/wiki/%D7%F3%EB%E0%EA%E8,_%CC%E8%F5%E0%E8%EB_%C8%E2%E0%ED%EE%E2%E8%F7 ),.

Как видно, Яков Богорад вполне вошел для себя во  вкус и как музыкальный педагог, и у него, видно, было чутье на воспитанников  - напр.,  в сыне знакомой, библиотекаря симферопольского Дома Учителя, Полины Величко, - в маленьком симферопольском мальчике Алемдаре, -  он различил незаурядный талант, и  принял в ребенке большое участие.
В этой симферопольской  библиотеке Дома учителя Богорад устраивал с ее директором, Полиной Величко, разные музыкальные и литературные вечера, а также и просто дружил с Полиной Сергеевной домами, дарил ей свои книги и ноты. После того, как с нею случилась беда, он  помогал  этой семье ( Полина Сергеевна осталась одна с тремя маленькими детьми  - ее муж, турок по национальности, Сабит Кагырман, был в 30-е репрессирован и выслан). И тогда Яков  Богорад, не стесняясь дружбы с семьей репрессированного иностранного турецко-подданого, помог и  с начальными учителями, и с первыми уроками музыки для ребенка.
И вот -   Алемдар Караманов, " симферопольский отшельник", грандиозный композитор столетия,  не повторил ошибок своего первого учителя.  Он нигде и никогда не искал выгод и "пристроиться" с музыкой, или устроиться посредством музыки, - и он прожил всю свою неустроенную жизнь совершенно асоциальным, посторонним, совершенно не заказным, совершенно  нищим. Но великим музыкантом, от бога. http://rebeka-r.livejournal.com/116150.html

Как критика показывает, и как сам Алемдар Караманов  говорил,  главный в его творчестве ( он написал масштабные 24 симфонии, Реквием, кантаты и оратории, мессы, инструментальные концерты,...)  найденный им так называемый " принцип поглощения минора мажором", которым он реформировал мировой симфонизм, "хиазматическое" звучание, с перекрещиванием казалось бы взаимоисключающих эмоций, т.е. одновремено и  горестное и радостное, - это, во многом, следствие симферопольского детства, старинных симферопольских военных маршей Богорада, странным образом одновременно и трагических и светлых, и размышлений Караманова над ними...
"Жизнь - есть дух" называется одна из книг о Караманове. Вот такое, скажем так, -  вышло у Алемдара Караманова и следование Богораду, и  преемственность от Богорада, про принципу противоположных жизненных позиций.

Номинальный же автор "Славянки", В. Агапкин,  всю жизнь работал дирижером оркестра ГПУ - КГБ. Дирижировал   оркестром ОГПУ во время знаменитого  сталинского пропагандистского  Парада на Красной площади 7 ноября 1941, откуда колонны добровольцев, сугубо гражданское ополчение, в обмотках и нестреляющими винтовками, отправлялись  умирать на передовую,  на подступах к столице. И, после парада, эвакуировался вместе  с оркестром ОГПУ в глубокий тыл, - всю войну он провел в эвакуации, в Новосибирске.
Образования музыкального законченного он, видимо, так и не получил.Он называл себя, устно и письменно, композитором. Но с 1912-го по 1939 . т.е. 25 лет, он ничего не писал - ни хорошего, ни плохого, просто ничего вообще, оставаясь автором одной "Славянки". Затем написал какое-то заказное, по службе,  попурри на темы монгольских песен ( в 39-м была какая-то монгольская война).
И, затем, 8 вальсов, один из которых, "Голубая  ночь" - мне очень нравится, красивая музыка. ) Записал много пластинок, одну из них привожу - см. выше, в качестве эпиграфа к этому рассказу.

Замечательно, что  его биография, с легкой руки Богорада, как началась с мифа, так навсегда и этот  Василий Иванович, не хуже своего тезки Чапаева,  и остался  фольклорным  образом, персонажем - и анекдотов, и чувствительной патетичной публицистики, молвы,  сказаний, легенд - одна другой неправдоподобней и цветистей.

По одной из таких легенд  ( возможно - отголосок истории генерала Карбышева) во время легендарного парада 1941 на Красной площади сапоги капельмейстера Агапкина ПРИМЕРЗЛИ К ПОМОСТУ, и его пришлось отмораживать и от помоста отдирать.... Агапкин очень любил детей, и создал при ОГПУ ( эта легенда - что-то из "республики ШКИД") оркестр беспризорников... которых лично обучил играть на всех музыкальных инструментах.... именно Агапкин настраивал Куранты Спасской башни....он дирижировал духовым оркестром при встрече Гагарина, а возможно и при его полете на Байконуре....возможно, и сам летал на Луну...не имея возможности играть марш "Славянки" во время парада Победы 1945, Агапкин, который дирижировал сводной ротой барабанщиков, отбил ритм "Славянки", так что парад Победы происходит под мелодию "Славянки"... По вечерам и выходным Агапкин с оркестром ОГПУ играл духовую музыку в саду Эрмитаж и ЦПКиО, и вся растроганая Москва собиралась его послушать....И пр..

По поводу отсутствия "Славянки" в архиве Агапкина, - т.е. не то, чтоб  написанных его рукой  черновиков или рабочих записей, или нотных набросков, но пусть  бы чистовой  рукописи марша, хоть переписанного набело, - также имеются разнообразные поэтические объяснения. -  Напр., По одному из них, рукопись погибла , вместе с его личной библиотекой из ШЕСТИ ТЫСЯЧ ТОМОВ, при прямом попадании фашистской авиабомбы в квартиру Агапкина в Москве... по другому - Ольга Агапкина, ОПАСАЯСЬ ЗА СУДЬБУ ДЕТЕЙ, СОЖГЛА РУКОПИСЬ в 1941 при приближении фашистских войск-захватчиков....
(однако,  фашистские войска, несмотря на их,- как это, видимо, подразумевается и следует понимать, - обостренный персональный интерес к семье Агапкиных, тем не менее, все же  не приближались к Тамбову, где жила Ольга. К тому времени она была уже 14 лет как в разводе с мужем, и судьбы бывших супругов  разошлись довольно далеко, и архивы их были несвязанные и разные. В архиве же самого Василия Ивановича , в Москве, находятся скурпулезно сохранявшиеся старые расписки и записки, служебные заявления и объяснительные, и письма, поздравительные открытки, даже его детские фото,- тех времен, когда он был сыном полка, но ничего, что напоминало бы "Славянку". Впрочем, нет ни на даче Агапкина, ни в ОГПУ, на его работе, ни  в этой квартире ( дом стоит нетронутым в центре Москвы, никаким бомбардировкам не подвергался) также  и никаких следов или чего то, что позволило бы предположить наличие  библиотеки из ШЕСТИ ТЫСЯЧ ТОМОВ, личной библиотеки бывшего сироты тамбовского.

Реальный, (а не мифологически-монументальный былинный герой), Василий Агапкин был, видимо, обаятельным человеком,  ловким, озорным и веселым - избежал всех обвинений  в связях с врагами народа и иностранными шпионами, дослужился в КГБ до генерала, несмотря на смену властей и режимов, уже немолодым он крутил романы с молоденькими барышнями, и, хотя в конце концов был все таки уволен , несмотря на 61 год непрерывно стажа в ОГПУ - КГБ, за алкоголизм и непрерывные прогулы, - похоронен, тем не менее, с воинскими почестями,торжественно -  на Ваганьковском,
На могиле его - высечена строка из "Славянки".

(Это впрочем, не единственный русский композитор, на могиле которого высечена еврейская мелодия, сыгравшая значительную роль в его жизни или биографии. Напр., не рядом будь помянут, великий Мусоргский, вот его могила -
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/29/Musorgsky_Grave.jpg

Нельзя сказать, что и Яков Богорад не остался в культуре и литературе,  - и тоже все как-то сказочно.
Марина Цветаева , его коктебельская приятельница, годы спустя  написала одноименное с маршем Богорада знаменитое стихотворение "Тоска по родине" - в память о своих лучших годах, в юности в Коктебеле, в доме Волошина, в память о своем крымском приятеле, флейтисте Якове Богораде, частом госте этого дома, и в память о его марше "Тоска по родине".
Другое произведение Богорада - эффектная аранжировка марша "гладиатор" Сузы ( это всем известный выходной цирковой марш "Гладиатор"), и вообще  впечатления от личности Якова Богорада, сказались в творчестве Александра Грина -  это воплощено в романе Грина  "Блистающий мир" ( 1924) - притче о летающем, парящем человеке, погубленном  алчностью и прозаичностью этого заземленного мира.
И наконец, дальний родственник Богорада, из Гомеля- Витебска, писатель Лаги http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D0%BD,_%D0%9B%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%80%D1%8C_%D0%98%D0%BE%D1%81%D0%B8%D1%84%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87 в книжке "Старик Хоттабыч" описал все семейство - и безумного их гомельского деда Соломона, в вечных парусиновых туфлях с загнутыми носами и в соломенной шляпе-канотье, и  даже сына Богорада, Семена ( 1911 г.р.) -  однако, в отличие от литературного персонажа повести Лагина "Старик Хоттабыч" Женьки Богорада, его прототип, реальный симферопольский мальчик Семен Богорад, сын Якова Богорада,  увлекался  не коллекционированием почтовых  марок, а бонистикой - коллекционированием денежных знаков.))))http://www.bonistikaweb.ru/KNIGI/iolson-adres.htm
В связи с этой повестью, Википедия сообщает интересную деталь -
"

  • Известная всем присказка Хоттабыча при колдовстве «Трах-тибидох» присутствует в радиоспектакле 1958 г. (изданном также на грампластинке), но в книге её нет. Нет её и в фильме. В первом издании книги (1940 года) описано такое заклинание:

« Вместо ответа Хоттабыч, кряхтя, приподнялся на ноги, вырвал из бороды тринадцать волосков, мелко их изорвал, выкрикнул какое-то странное слово «лехододиликраскало» и, обессиленный, опустился прямо на опилки, покрывающие арену. »

Позже, в послевоенном издании, и во всех последующих, этого слова уже нет...

Что интересно, вышеприведенное заклинание представляет собой не что иное, как первую строку иудейского литургического гимна встречи Шаббата (субботы) в ашкеназском (восточноевропейском) произношении, в буквальном переводе: «Иди, мой Возлюбленный, навстречу невесте, (приветствуем лик субботы)». В современном иврите это звучит как «Леха доди ликрат кала..»[
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BA_%D0%A5%D0%BE%D1%82%D1%82%D0%B0%D0%B1%D1%8B%D1%87_%28%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%8C-%D1%81%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%BA%D0%B0%29

Яков Богорад шел в свой последний путь  - 9 километров в степи по зимнему феодосийскому шоссе в колонне других конвоируемых, под женский  и детский плач и крики, немецкие команды, лай овчарок - звуки его последнего прощального марша.
Произошло это, по совпадению, примерно в те же дни, а может и в тот самый день, когда в Москве проходил Парад 1941-го на Красной площади, где оркестром дирижировал Василий Агапкин. По отдельным воспоминаниям ( маршала Буденого, впрочем, тоже большого выдумщика), там , на скованной морозом Красной площади, прозвучало и "Прощание Славянки"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 106 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →