Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Обращение. "кърым" - это ТАВРИЯ

13 марта 2014 г.

Г-ну  В.Константинову,
Председателю Верховного Совета Крыма,
Г-ну  С.Аксенову, Премьер Министру республики Крым.
Г-же Н.Поклонской, Прокурору республики http://rebeka-r.livejournal.com/297998.html

копия -
Г-ну Д-ру А. Мальгину, Директору Центрального Музея Тавриды.http://rebeka-r.livejournal.com/56196.html



Уважаемые господа.

С глубоким удовлетворением я, как и все крымчане, благодарю Вас лично, Парламент и Правительство республики за устранение принижающих ее достоинство опознавательных знаков неких катастрофических экономик и забавной символики внешних сопредельных Республике территориальных образований, ранее по недосмотру несуразно находившихся на величественном фасаде здания Банка  Республики.

Полагаю, что устранение этого парадоксального недосмотра, согласно моей просьбе и предложению,http://rebeka-r.livejournal.com/284541.html послужит на благо и процветание народу полуострова, способствует его развитию и интеграции в мировые и европейские экономическиие процессы.

Я очень надеюсь, и, веря Вам, уверена, что и другие необходимые меры, как арест счетов  и их распорядителей, пресечение хищения и вывоза с территории полуострова денежных средств, ценностей, документов, ценных бумаг  и пр.  иностранными фин-структурами   - предприняты Вами тоже своевременно.http://rebeka-r.livejournal.com/300256.html

Вместе с этим, обращаюсь к Вам с еще одним предложением.

Прошу парламент и правительство Республики  рассмотреть вопрос о возвращении полуострову его действительного исторического названия - ТАВРИЯ (ТАВРИДА).

Под этим названием  ТАВРИЯ (ТАВРИДА) легендарный полуостров  прославлен и известен с древнейших времен ранней античности, и далее в течении тысячелетий  в обще-мировой истории, искусстве и  культуре, в частности - в истории и культуре славянской и русской, одной из наиболее древних в этом регионе, преобладающей на полуострове и составляющей на полуострове абсолютное подавляющее большинство.
ТАВРИЯ (ТАВРИДА) - это благородное историческое название полуострова.

Применяемое в наст время  жаргонное название "крым"  неисторично, лексически оно является уничижительным, названием неофициальным, расхожим словцом, крайне непочтительным, имеет негативные ассоциативные связи, а также, в повседневности, оно создает определенный перекос и в мироощущении и межнациональных отношениях  населения и граждан многонационального, мультикультурного и поликонфессионального полуострова, и во  внешнем стороннем восприятии полуострова. .

Collapse )

Иосиф Бродский

Оригинал взят у alanol09 в Иосиф Бродский
Это — ряд наблюдений. В углу — тепло.
Взгляд оставляет на вещи след.
Вода представляет собой стекло.
Человек страшней, чем его скелет.

Зимний вечер с вином в нигде.
Веранда под натиском ивняка.
Тело покоится на локте,
как морена вне ледника.

Через тыщу лет из-за штор моллюск
извлекут с проступившем сквозь бахрому
оттиском "доброй ночи" уст,
не имевших сказать кому.

***

Collapse )

почти

Оригинал взят у mi3ch в почти
Несколько историй из китайской книги XIII века «Двадцать четыре примера сыновней почтительности»

10
У Мэну было восемь лет, он был хорошим сыном. Дом был беден, ничего не было в достатке. Хотя наступило лето, но даже занавесок у них не было. У Мэн придумал так: «Я сниму одежду и наброшу ее на родителей, а свое голое тело предоставлю комарам, комары станут жалить меня, и я тем самым помогу родителям». И вот каждую ночь он оставался голым, предоставляя свое тело комарам для того, чтобы они не летели в сторону родителей.

Collapse )

Про Матишу из гималаев.

Увезу я тебя в Гималаи .

Первую историю сообщает Алексей Вишня.http://polittechno.livejournal.com/1073925.html?view=14237957#t14237957

http://Пишет Матиша из Гималаев. polittechno 27 августа, 22:47
... Леша, хотела тебе рассказать интересную историю. Почти год назад случайно, подчеркиваю случайно, увидела у тебя на странице в друзьях интересного чела. Он был одет как индийский садху, с ирокозезом, на фоне конопли, зовут его Камал Бхай... меня он очень заинтересовал... я с детсва увлекалась Индуссией... через два дня добавилась к нему в друзья... завязалась переписка... Оказывается он живет в Индии уже 9 лет, в разных ашрамах, то есть лицо Духовное))... так мы переписывались с сентября по май... в мае он приехал.... я за это время развелась с мужем.... в середине июня мы отправились в Индию вместе.... вот теперь тебе пишем! Так что привет, приглашение - от нас обоих! Спасибо тебе, дорогой Алеша! Благодаря тебе мы нашли друг друга. Приезжай, будем искренне рады тебя принять и познакомиться поближе! живем мы в Гималаях, в районе Найнитала...
Как радостно мне! Наша жежешечка стала оплотом новой ячейки общества. Спасибо, Матиша, я буду стремиться. Зафрендить Матишу можно тут


Вторую историю  я обнаружила в собственных записях Матиши - http://vk.com/wall24185145_1553

Матиша Беркман
Такс-Альянс
На предприятии в Мурино травили щенков...Шесть щенков , обнявшись лапками, лежали мертвые...Они были ручные и брали отраву из рук "людей"... Одна девочка не подошла за "лакомством" и осталась жива...2,5 мес Лаки. Отчаянно ищем дом для малышки! Она должна жить в память о своих погибших братьях и сестрах... http://vk.com/id757833

Помогите распространить объявление!


Великие крымские люди. Иван Ампилогов.


 Эта книга вышла ровно в ту неделю, чуть не на следующий же день после смерти автора романа "Остров Крым" - Василия Аксенова.
Предисловие к ней написал Игорь Сид.
igor_sid�

"...Книга Ивана Ампилогова «Вольер» выглядит продолжением эстафеты крымских утопий и антиутопий. Имеется в виду че­реда внешне не связанных между собой произведений, подаю­щих историю полуострова тенденциозно: либо через розовые, либо через чёрные очки. «Крушение республики Итль» Лавре­нева, «Падение Дайра» Малышкина,«Жизнь насекомых» Пе­левина, «Курда Моден» Каплуна... И главные точки этого пун­ктира, выявленного некогда историком Андреем Мальгиным -«Остров Крым» Василия Аксенова и «Подлинная история Хо­роших путешествий» Андрея Полякова - ощущаются в «Воль­ере» как невидимые центры притяжения...
...Визуальный ряд книги, открывающийся крупным планом заму­ченного до смерти животного, не даст читателю пощады до кон­ца текста. Приукрашенные техногенными новшествами или урод­ливо вывернутые, но знакомые образы Крыма - это не шарж и не сатира, а нечто вроде рвотного средства.
...Про­ституирующие педерасты в «униформе» («жопники носили осо­бые обтягивающие брюки с. вышитыми на заду крылышками»); секс героя с напяливаемой на гениталии радиоуправляемой ва­гиной; его дочь, вдохновлённая карьерой «соски», и т.д. Отвра­щение вызывают все стороны нашего грядущего
...

...Итак, «Вольер» - это самое ужасное из всего, что я когда-нибудь читал о Крыме....
....При этом «Вольер» подчёркнуто архаичен - отчасти наследуя в своей композиции не только замятинско-оруэлловским ужастикам, но и классической утопии (Город Солнца, только уви­денный почему-то ночью), едва ли не средневековому трактату..."

Вот эта статья Сида полностью -


Collapse )








Город Луны, или Крым наизнанку

Рыбица Крым в кошкиных лапах,
Много ли видно через бумагу
?
Н.Звягинцев.

Психологи утверждают, что при мысленном моделировании каких-либо процессов – будь то вращение Галактики или коленчатого вала, бег крови по организму кролика, деление инфузории т.д. – габарит воображаемой модели является константой. То есть человек помещает объект в пространство перед собой в виде копии неизменного размера, независимо от величины оригинала, – 10-15 сантиметров. Как бы держит его на ладони, всматриваясь внутренним зрением... Это масштаб, в котором мы наиболее полно можем представить себе изменения объекта. И это – по случайному совпадению – масштаб, в котором мы видим Крымский полуостров, скажем, на настенной карте Украины. Поэтому стоит ли удивляться, что Таврида раз за разом становится полигоном воображаемых событий? Реторта для художественного эксперимента, игровая площадка для невероятных сюжетов – короче, наглядное пособие для писательской фантазии...

Книга Ивана Ампилогова «Вольер» выглядит продолжением эстафеты крымских утопий и антиутопий. Имеется в виду череда внешне не связанных между собой произведений, подающих историю полуострова тенденциозно: либо через розовые, либо через чёрные очки. «Крушение республики Итль» Лавренёва, «Падение Даира» Малышкина, «Жизнь насекомых» Пелевина, «Бурда Моден» Каплуна... И главные точки этого пунктира, выявленного некогда историком Андреем Мальгиным – «Остров Крым» Василия Аксёнова и «Подлинная история Хороших путешествий» Андрея Полякова – ощущаются в «Вольере» как невидимые центры притяжения. Но величественный антураж романа Аксёнова – начиная с постиндустриальной архитектуры – доведён здесь до гротеска и абсурда. А поляковский апокриф о советских 60-х, с их возвышенным культом Матушки-речи, откровенно вывернут наизнанку. «Обожествление плоти занимало в их вере главную роль»...

При этом «Вольер» подчёркнуто архаичен – отчасти наследуя в своей композиции не только замятинско-оруэлловским ужастикам, но и классической утопии (Город Солнца, только увиденный почему-то ночью), едва ли не средневековому трактату. Половину объёма произведения, как требовалось в старину, составляет лекция одного персонажа другому об особенностях страны, в которую тот прибыл, рассказ в рассказе. (Скорее всего, здесь ещё и саркастическая аллюзия на известный пассаж у Стругацких: «Тот, что был с лопатой, длинно и монотонно излагал основы политического устройства прекрасной  страны,  гражданином коей  он являлся».) Однако в каком-то смысле этот текст завершает, закругляет сакраментальный перечень «таврических» сочинений. Футурологический по конструкции, он вызывает скорее ассоциации с эсхатологией...

Будущее Крыма, моей маленькой родины, нарисованное в книге Ампилогова, меня пугает. Скажу больше, оно мне отвратительно, – как и, вероятно, большинству потенциальной аудитории. Но что есть вообще антиутопия, как не превентивный удар по сознанию эпохи, попытка предупредить гибельный исторический сюжет?

Визуальный ряд книги, открывающийся крупным планом замученного до смерти животного, не даёт читателю пощады до конца текста. Приукрашенные техногенными новшествами или уродливо вывернутые, но местами всё ещё знакомые образы Крыма – это не шарж и не сатира, а нечто вроде рвотного средства. Проституирующие педерасты в «униформе» («жопники носили особые обтягивающие брюки с вышитыми на заду крылышками»); секс героя с напяливаемой на гениталии радиоуправляемой вагиной; его дочь, вдохновлённая карьерой «соски», и т.д. Отвращение вызывают все стороны нашего грядущего – от эротических, изложение которых, правда, говорит скорее об относительной целомудренности автора, до политических, демонстрирующих, наоборот, искушённость в проблематике и мотивациях власти. Амбициозный политолог Ампилогов делится с нами своими страхами. (Конечно, вряд ли Ампилогов политолог, – но звучало бы магически!)

Итак, «Вольер» – это самое ужасное из всего, что я когда-нибудь читал о Крыме. Ужасное тем более, что описанные в книге вещи вполне могут произойти в действительности. Возвращение Крыма в привычную ему, казалось бы, Империю оборачивается многоуровневым коллапсом – культурным, этническим, экологическим, единственно что не экономическим. Но это даже не пиночетовская утопия – «свобода экономики при отсутствии свободы слова». Свобода слова здесь просто никому уже не нужна.

Гипнотический спрут Империи размягчает своими деликатными присосками даже отпетых либералов. В какой-то момент гость полуострова, воспитывавшийся в Европе украинец, теряет способность объяснить крымчанам, «зачем ему нужны европейские газеты и почему не нужны российские “Известия”».

«На канале «Народное Православие» рассказывали историю сельскохозяйственного рабочего Петра: он хотел зарубить топором бригадира, но одумался». Отсутствие любых телеканалов, кроме местных. Виртуальная Китайская стена, защищающая полуостровных пользователей от соблазнов мирового Интернета. Новая, «ненасильственная», депортация крымских татар. Подавление безобидного религиозного течения с гуманистической идеологией (в логике персонажа, их изучающего – «системных диссидентов со стройным мировоззрением»)... И назревающая полная депатриация всех крымчан до единого, во избежание спонтанного бунта – с заменой на безликую массу, уже подготовленную к переселению из «глубинных районов России».

Агрессивная тоталитарная Россия, с её бессмысленной жаждой наращивания территории, отвергнутая Европой квазидемократическая Украина, с её наплевательским отношением к проблемам формально принадлежащего ей Крыма, обезглавленный, изгаженный Крым. Книга «Вольер», со всей её богомерзкостью и пессимизмом – это даже не пощёчина общественному вкусу. Это пинок под зад любому национал-утопизму: российскому, украинскому, а самое главное – крымскому. Наше будущее обходится с нами так, как мы этого заслуживаем.

Игорь Сид
==========================

Итак, Игорь Сид говорит, что такое будущее Крыма, как  показывает в этом  романе-трактате писатель Иван Ампилогов, разыгрывающий или взявший на себя роль персонажа - историка и политолога, - оказывается отвратительным  и пугающе реалистичным.

"... политолог Ампилогов делится с нами свои­ми страхами. (Конечно, вряд ли Ампилогов политолог, но зву­чало бы магически!)- пишет Игорь Сид.

Я должна сказать, что, по-моему, в романе "Вольер"  реалистично описано не возможное гипотетическое будущее, в нем описано  реальное настоящее , -  не столько Крыма, сколько автора романа, -   разыгрывающего или взявшего на себя роль писателя Ивана Ампилогова, - причем, в миру этот автор  как раз и есть именно профессиональный историк и политолог.

А вот писатель и персонаж, хромой крымский бес, называющийся, на этот раз, - Иван Ампилогов, нагрузивший собою, навязавший  или заставивший играть свою  роль этого, выбранного им автора   (далеко не первого в Крыму, с кем такое случилось), - он, по моему, и есть тот самый диббук,  голем,  тот известный  ночной  кладбищенский симферопольский карлик с красными глазами,- назовите как угодно, -  из-за которого  всякий , кто им обуян , всякий, кто им выбран и одержимый им  - на этот раз реальный автор, вполне респектабельный историк, журналист и политолог,  - вдруг обнаруживает себя в  окончательно запертой приговорной  клетке без выхода, в вольере.

Кроме этого романа"Вольер"  писатель Иван Ампилогов написал:

  • два сборника рассказов, - в сущности,  два романа в форме цикла связанных между собой новелл - 

"Гостиница Нева"   ( робинзонада некоего крымчанина, который живет в  необитаемом для него Петербурге)  и "Крымская роза" ( уточню - "крымская роза" -   не цветок, а  это сорт картошки, выведенный в посёлке Крымроза , примерно 30 км от Симферополя, там же и выращивается,  -  мистика состоит в том, что этот подземный плод  имеет тоненькую розовую кожуру, цвета сильно обгоревшей на солнце кожи)

  • две пьесы -

"Дача" (серия монологов нескольких персонажей, из которых выясняется, что герои пьесы,  - семья некоего престарелого  философа-марксиста, профессора  ист. и диа.мата, -  все вместе и каждый по отдельности пытаются отмести у профессора его дачу, а  почтенный философ-материалист, находящийся в своём высоко интеллектуальном  духовном мире, совершенно не понимает происходящее),  и "Духов и Душин" (пьеса для двух актёров,один из которых практически всё время молчит,- но, в сущности, это внутренний диалог одного раздвоенного персонажа, который заканчивается его объединением, то есть смертью).

  • две повести -

"Симферополь" (эротическая мозаичная повесть о разных интимных впечатлениях и приключениях, связанных с мистикой города), и "Дом на холме" (об отношениях одного молодого человека, примерно 25-ти лет, с его любовницей, примерно 47-ми лет, и оба они одиноки и несчастны)